Уже постоянная рубрика “как врёт ГеббельсТВ”

04.04.2014 23:33

Сначала посмотрите ролик производства НТВ (Насилие. Тупость. Вранье):

А теперь перейдём к объективной реальности:

Пишет Андрей Петрович Краснящих, доцент кафедры истории зарубежной литературы и классической филологии Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина.

После репортажа по «НТВ» мне звонят, пишут, спрашивают, правда ли это. Ведь я работаю на кафедре, где работал и профессор Михилёв, о котором в репортаже говорится, что он уволен за русский язык. И как можно понять, произошло это только что.

Рассказываю. Михилёв уволился ещё осенью прошлого года. Открылось, что он уже несколько лет назад взял из университета свою трудовую и числится как на основном месте работы ещё в двух вузах, в Мелитополе и Симферополе. Что, понятно, нарушение трудового законодательства. Вернуть трудовую он не смог или не захотел и уволился.

Кстати, наша кафедра — истории зарубежной литературы и классической филологии, — и Михилёв читал зарубежку, а не русский язык и литературу. Их читают кафедры русского языка и русской литературы (к слову, http://robinzon.tv/news/13444 ).

Но там, в репортаже, не только это. Мову Михилёву не надо учить, он её знает отлично, в 1990-е, когда многие перешли на украинский, он лекции читал, вёл заседания кафедры и вообще общался на украинском. Затем занялся политикой, возглавлял областное отделение Русского Движения Украины, я там тоже был, мы, районные руководители, на общем собрании сняли его с должности за финансовые махинации. Он возглавил другую русскую организацию (их стало много). Но самое смешное — в свете того, о чём говорится в репортаже — как после всего он боролся с моим русскоязычием (я украинский знаю не так уверенно, чтобы вести на нём занятия): как приходил на мои лекции, а потом писал докладные декану, что я читаю украинскому отделению на русском, требуя меня уволить. Декан им ходу не давал. Было не только это.

Да, об аспирантах, плач Ярославны. Аспирантура на кафедре закрылась, потому что Михилёв был единственным профессором, а это условие. Аспирантов у него было не двадцать, а три (всего на кафедре у всех научных руководителей — девять). Двое из них числились только на бумаге, третья перешла ко мне, занимается, пишет диссертацию. (Диссертации, надо сказать, в Украине пишутся на украинском, переводить их с русского нет необходимости.) Да и в целом, Михилёв никогда и не занимался своими соискателями и аспирантами, он их только набирал себе (это даёт часы, как минимум) и спустя время раздавал по другим преподавателям. Вот и та молодая женщина, что фигурирует рядом с ним в кадре, сначала была его соискательницей, потом перешла и диссертацию защитила уже у меня.

Ключевые слова в репортаже, конечно, последние: «В ближайшее время профессор Михилёв приедет в Москву. К этому моменту его новые коллеги подыщут ему жильё и подготовят кабинет». А зритель, не зная правды, может решить, что из украинских вузов и в самом деле изгоняют преподавателей за русский язык. Мне не известен ни один такой случай, и сам я по-прежнему преподаю на русском.

Не было б нужды опровергать ложь прилюдно, а не только в частных разговорах и переписке, если б не угроза вторжения на территорию Украины российских войск, привлечённых фальшивыми криками о помощи якобы угнетаемого здесь русскоязычного населения.