Что делать?

21.12.2013 17:07

Этот вопрос, наверно, уже не раз задавал себе каждый участник нынешнего Майдана. Увидев миллион людей на улице, режим дрогнул и покачнулся, но устоял. Сдал несколько пешек, немного отступил, но все еще сохраняет на доске доминирующее положение. И отдавать власть пока не собирается.

Кто-то поспешил отчаяться и разочароваться. Мол, мы сделали все, что могли. Толкнули, а он не падает. Прикрикнули, а он не уходит. Но никто не говорил, что будет легко. Нужно понимать, что если бы донецкие бежали при первом же шухере, они бы не победили в большой криминальной войне 1990-х. Это значит, что для отстранения их команды от власти необходимо проделать большую работу. Ничего не закончилось – напротив, все только начинается. Самое время остудить горячую голову и перейти к холодному и продуманному расчету.

Майдан в Киеве еще не закончился, но уже успел научить нас кое-чему, и от того, насколько правильно мы будем использовать его уроки в будущем – зависит вся наша дальнейшая история. На данный момент можно отметить несколько недостатков киевских акций протеста, которые мешают революционному движению развернуться во всю ширь и достичь поставленной цели.

1. Отсутствие системности и структурной самоорганизации. Протест к Киеве, сколько бы его не очерняли власти, рассказывающие о том, что на Майдан люди вышли за деньги, оказался полностью стихийным и неподготовленным. Люди вышли на улицы неожиданно даже для самих себя, не говоря уже о чиновниках и депутатах. Количество протестующих оказалось столь велико, что истинные цифры боялись называть даже сторонники Евромайдана. Безусловно – это свидетельствует о том, что гражданское самосознание живет в наших людях. Однако в перерывах между эффектными массовыми протестами украинское общество, увы, сидит, сложа руки, пассивно наблюдая за тем, как на избирательных участках фальсифицируются выборы, как бандиты покупают голоса их соседей по лестничной клетке, как регулярно и цинично нарушаются законы и права человека в Украине. Это значит, что применять наш потенциал правильно мы пока еще не научились. Украинский народ – это плутоний, который может в данный момент лишь эффектно взрываться, выбрасывая вверх красочный ядерный гриб. Задача общества научиться проводить управляемую ядерную реакцию, и использовать колоссальную энергию этого плутония правильно и с наибольшей пользой. В переводе на язык гуманитариев – это значит, что активная политическая позиция не должна ограничиваться участием в эпизодических шумных восстаниях, а должна воплощаться в планомерной, регулярной и кропотливой работе.

2. Недоверие к оппозиционным лидерам. За несколько недель протеста огромная масса людей в Киеве так и не пришла к единому мнению по поводу лидеров оппозиционных партий. Поначалу многие вообще не принимали политиков, и Майданов было два – политический и народный. Затем они объединились и слились, но скептическое отношение в оппозиционной троице никуда не делось и только нарастало с течением времени. Часто звучали высказывания о том, что среди оппозиционеров нет реального лидера, способного повести за собой массы, что у политиков нет никакого плана и рисковать они не хотят. Но главное – официальные предводители Майдана по-прежнему не находят понимания на Юго-Востоке, протестный электорат которого отказывается за ними идти. Режим Януковича устоял, опираясь на милицейские штыки и равнодушие жителей восточных областей, которым Яценюк, Кличко и Тягнибок так и не смогли объяснить, чем они лучше действующего президента. А постоянное присутствие их на оппозиционной трибуне только укрепляло подозрения в том, что Майдан был использован ими в своих политических целях.

3. Отсутствие новых лидеров. Развеять скептическое отношение к Майдану на Востоке могли бы новые лидеры, в прямом смысле вышедшие из народа. Новые лица, взявшие на себя организационные мероприятия и выдвинутые громадой. Незапятнанные в политических скандалах, не успевшие обрасти шлейфом негативных публикаций в провластной прессе и хоть как-то себя скомпрометировать. К таким сложно было бы предъявить претензии. Нельзя было бы сказать: «это оранжевые, они уже были у власти и ничего не сделали». Но таких людей на Майдане не оказалось. Восходящие звезды украинской политики, вроде Солонтая и Гацько, так и не взошли, новые не зажглись, и в целом хедлайнерами событий остались давно знакомые всем лица. Увы, на Востоке страны антирейтинги Луценко, Тягнибока и «Батькивщины», которая ассоциируется у всех по-прежнему с Тимошенко, столь высоки, что способны отвернуть людей от любого, даже самого достойного начинания.

Принимая во внимание эти и другие ошибки, а также исторический опыт массовых гражданских движений в других государствах, мы можем попытаться сгенерировать необходимый алгоритм действий активной части украинского общества в будущем. Чтобы переформатировать украинскую власть, нам придется создать массовое волонтерское движение, которое будет строить баррикады не на площадях, а в головах украинских граждан. После Майдана мы знаем – нас, активных, недовольных, отчаянных в Украине миллионы. И мы подточим эту трухлявую, прогнившую от коррупции систему изнутри, как термиты.

В декабре на Киевские улицы вышло около 1,5 миллионов человек. Кто-то дает и большие цифры, но пока остановимся на этой. Это количество равно числу членов крупнейшей на сегодня Партии в Украине – ПР. Если бы люди, вышедшие на Майдан 1 декабря, решили вдруг создать прямо там собственную партию, они бы в один момент создали суперсилу, более могущественную, чем нынешняя партия власти. Но это утопичный вариант. Нужно понимать, что большая часть протестующих вышла разово. Реальность такова, что к активным действиям и регулярной работе готова лишь 1/10 часть. Что ж, пусть будет так. В итоге мы имеем 100 – 150 тысяч активистов, требующих перемен уже сейчас и готовых над этим работать. И при должной организации процесса эта сила за год может изменить страну до неузнаваемости.

На Майдане во весь голос заявили о том, о чем следовало сказать давно – выходя на митинги за деньги, голосуя за продуктовые пайки, нанимаясь наемниками в партии на выборы, мы никогда не изменим украинское государство. Как бы ни было это неприятно и неудобно, создавать европейскую страну придется своими руками и за свои средства. К счастью, сотни тысяч людей уже поняли это, когда стали добираться в киев за свои средства, жертвовать деньги, еду и одежду для демонстрантов, печатать наклейки и листовки, давать ночлег приезжим. Что будет, если 100 тысяч человек оформятся в партию и станут жертвовать в месяц по 100 грн на партийную работу? Ежемесячно у новой партии будет бюджет в 10 миллионов. Этого хватит на аренду десятков офисов, размещение тысячи биллбордов, печать миллионов газет и листовок. 100 гривен – по нынешним временам не слишком большая сумма.

Разойтись с Майдана по домам до следующего социального взрыва – означает потерпеть поражение. Иметь на выходе волонтерское движение – несомненная победа. Волонтеры сделали невозможное в России – принесли оппозиционному Навальному 30% голосов на выборах при всех фальсификациях и вбросах в Москве. Результат неслыханный для российской оппозиции. Имей мы хотя бы по 2 волонтера на один украинский избирательный участок на любых выборах – результаты их были бы совсем другими. Человека, работающего за деньги всегда можно перекупить. Человека, работающего за идею купить гораздо сложнее.

Все последние двадцать лет нам старательно внушают: политика – грязное дело, не лезьте туда, сидите дома, вас все равно обманут. Не говорят только о том, что политику делают грязной сами политики. На самом деле политическая партия и политическая борьба – лишь инструменты достижения поставленных целей. А инструменты не могут быть плохими, плохими бывают только мастера. Если 100 тысяч украинских граждан решат заниматься политикой из высших побуждений – украинская политика стазу станет чище и честнее. Если мы создадим свою гражданскую партию – это будет честная партия. И каждый из ее членов будет четко знать, ради чего занимается партийной работой. На людей, которые самоорганизовались и сами прозрачно финансируют свою деятельность, будут смотреть совсем иначе, чем на нынешних флагоносцев. Только у волонтеров, идейных политических проповедников есть шанс переубедить Восток и склонить его на свою сторону. Перекупить электорат Януковича деньгами не получится – у него денег больше.

Сегодня в прессе Майдан сплошь и рядом сравнивают с Запорожской Сечью. Но если мы вспомним историю, мы также вспомним, что Сечь проиграла геополитическую борьбу как раз потому, что у нее не оказалось хороших политиков. Казаки умели отчаянно воевать, но не умели стратегически мыслить, и потому превратились в крепостных. Майдан должен выработать правильную стратегию, чтобы победить. Впереди долгие месяцы кропотливой разъяснительной работы, сбора средств, митингов и выступлений. Это и есть настоящая партийная работа. Придется заниматься ею, чтобы не закончить крепостным правом.

Если Майдану не нравятся лидеры оппозиции, ему придется выбрать своих, из своей среды. Организовать те самые настоящие праймериз, о необходимости которых сегодня так много говорят. Определить тех, кому можно доверять. Иначе – Сечь. Красивая, но бесполезная.

Раньше пессимисты говорили: Украина никогда не поднимется, народ ленивый, народ трусливый, отсидится, на улицы не пойдет. Теперь у них нет этого оправдания. Мы уже доказали, что умеем действовать. Если сольем – нам не простят.

http://frankensstein.livejournal.com