Русские – главная проблема Эстонии

20.10.2013 16:08

15-летний эстонец Рауно боится заходить в “русские” районы Таллинна: “Мы не заходим туда, если не знаем там кого-то. Иначе нас могут просто побить за то, что мы эстонцы. Если идешь туда, то лучше не иметь что-то, что может выдать тебя как эстонца и одеваться по-русски: черная куртка, короткая стрижка. Я не понимаю, почему русские такие агрессивные”.


Основная клиентура алкомагазинов говорит на русском

За 22 года независимости Эстония проделала огромный путь, став одним из наиболее далеко прошедших по пути европейской интеграции государств Восточной Европы. В качестве образца вэстернизации на бывшем советском пространстве принято приводить Грузию с ее футуристическими полицейскими участками, забывая намного более релевантный пример – Эстонию, которая за это время практически стала равноправной частью Европы.

Здесь есть интересные образцы современной архитектуры:

Инфраструктура на европейском уровне:

Велодорожки:

Раздельный сбор мусора:

Великолепно отреставрированная деревянная застройка:

Современные дома строятся в скандинавском стиле:

Старые советские пятиэтажки проходят полный капитальный ремонт с утеплением и заменой всего экстерьера и перепланировкой внутренних помещений:

Экономическое положение Эстонии лучше, чем у соседей по региону, доказательством чего стал переход на евро. Визуальный ряд также безупречен: страна в большей степени напоминает северных скандинавских соседей – Финляндию и Швецию, чем бывшую советскую республику.

Основной же проблемой страны, по мнению многих эстонцев, является принципиально неинтегрируемое русское меньшинство. Советский Союз распался, оставив после себя свидетельства попыток советских вождей изменить историю практически на всей своей территории. 25% населения Эстонии являются этнически русскими. Или скорее советскими – после падения пославшей их сюда власти они стали реликтами прошлого, чужими как для России, так и для новой родины.

После нахождения в эстонской среде попадание в русский район Ласнамяэ сродни холодному душу: опасно выглядящие группки коротко стриженых молодых людей в спортивных костюмах, словно перенесенные сюда из российских 90-х, шансон, громко играющий из разбитых “Лад” с георгиевскими ленточками и российскими флагами, традиционно хамоватые продавцы и алкоголики разных возрастов:

Юрий, постоянно живущий в районе Ласнамяэ, говорит: “Конечно, я хочу, чтобы Россия получила назад Эстонию!” “А почему сами не хотите в Россию переехать до тех пор?” “Ну как, я уже здесь привык” Юрий не говорит по-эстонски, хотя живет здесь почти с рождения, и не является гражданином Эстонии. Как он утверждает, из принципа:”Ну так а че они к нам так относятся?” В чем конкретно проявляется отношение, он, впрочем, обьяснить затруднился:

Юрий

Огромное русскоговорящее меньшинство появилось в Эстонии как следствие национальной и промышленной политики СССР, нацеленной на ассимиляцию эстонской культуры и идентичности и развитие гигантов типа Рижской автомобильной фабрики в Латвии. Большие группы русских – военных и гражданских специалистов – по распределению посылались в Эстонию. Сами эстонцы считают наличие русских одним из самых тяжелых последствий оккупации. С тем, что это была именно оккупация, спорить сложно – достаточно посетить музей оккупации в Таллинне, дающий безжалостный отчет о расстрелах, выселениях и депортациях, которым советские власти подвергали эстонский народ. Или можно просто выехать за пределы Таллинна и увидеть среди буколических пейзажей сельской Эстонии, неотличимых от той же Скандинавии, с полями гречихи, сосновыми рощами и хуторами, вдруг высовывающегося инопланетного монстра: руины гигантского бетонного коровника. Порождение совсем другой ментальности – Госплана СССР, по проектам которого в разных частях Союза появлялись одинаковые производственные комплексы, рассчитанные на включение в общие цепочки производства и распределения. “Мы же построили им промышленность, вложили столько денег!” – часто слышимый аргумент эстонских русских. Промышленность, которая никогда не была нужна небольшой прибалтийской стране и которая как следствие этого была заброшена сразу после распада СССР. Санация страны от следов пребывания русских все еще продолжается, но заброшенные бетонные колоссы советской эры встречаются уже реже, чем несколько лет назад.

Русско-советская диаспора – это то же инопланетное вторжение в социальную сферу Эстонии, однако избавиться так просто от него не получается. Несмотря на репрессии, которым эстонское население подвергалось в период оккупации, страна готова принять русских – если они хотя бы выучат эстонский язык до среднего уровня, что является требованием для получения гражданства. То, что выглядит как вполне очевидное и нормальное требование совсем не кажется таковым для эстонских русских, которые воспринимают его как проявление дискриминации – слесарь Геннадий из Ласнамяэ никогда не задумывался об изучении эстонского языка, да и паспорт Эстонии ему не нужен. Таких как он в Ласнамяэ большинство – водители автобусов, грузчики, работники дока и прочие работники физической силы, в результате чего все интеграционные усилия эстонских властей разбиваются об упорство и непонимание русских.

Геннадий – публичное распитие спиртных напитков в Эстонии запрещено, но это мало кого останавливает

На практике Россия не приветствует возвращение юридически все еще советских граждан на родину, чиня всяческие препятствия так называемым НЕГРам – русским, имеющим удостоверения личности неграждан Эстонии. Несмотря на это, по уверениям эстонцев, российское правительство выделяет десятки миллионов евро в год, чтобы укреплять изоляцию русских в Эстонии и распространять “русское влияние”.

Церковь в Ласнамяэ видна издалека

Одним из последних свидетельств этому стала новая церковь Алексия Второго, с помпой дважды открытая в том же Ласнамяэ. Настоятель церкви отказался с нами разговаривать, сославшись на то, что “благословения пресс-службы нет”. Церковь расположена на окраине нового жилого комплекса, что смотрится довольно контрастно: кресты, вечные старушки, испуганные молитвы шепотом и ладан на фоне чистых форм западного хайтека:

Несмотря на церковь, у эстонских русских есть претензии и к бывшей родине: “У вас там вообще бытовая культура отсутствует полностью! Трава во дворах не кошена. Возьми косу, выйди да покоси! Почему вы этого не делаете?” – обвиняюще спрашивает меня русская женщина средних лет. Я теряюсь с ответом – указывать на то, что благоустройство и газоны – это результат эстонской организации ЖКХ мне не хочется. Эстония – это без сомнения Европа, и окончательное подтверждение этому я получаю, задав вопрос о будущем российской диапоры в Эстонии двум разным людям. Эстонец Мати говорит, осторожно выбирая слова: “Это может прозвучать довольно грубо и категорично, но мне кажется, что политики в Эстонии потеряли связь с народом. В любом случае она стала слабее”.

Русский хозяин антикварного магазина в Ласнамяэ: “Политика – штука тонкая, тоньше, чем когда комар ссыт!” Оглушительно смеясь собственной шутке, он уходит.

http://rabies-rabbit.livejournal.com/